Baldoria Vermouth — История успеха от Рори Шепарда и Бена Купера

Baldoria Vermouth — История успеха от Рори Шепарда и Бена Купера

Кто стоит за идеей создания крафтового вермута?

Идея берет истоки из нашей любви к вермуту и ​​нашего желания создать что-то новое. 

У нас есть 2 бара и ресторан в Париже, которые успешно работают и получили множество наград за креативность. Мы могли бы продолжать открывать больше заведений, но хотели найти что-то новое с более глобальным охватом и изучить новые направления творчества. 

Мы создали новую компанию ERNEST, которая является материнским брендом и логистической компанией для Baldoria и всех будущих продуктов, которые мы планируем выпустить.

 

Сколько времени у вас ушло на запуск бренда — от идеи до готового продукта?

Мы запустили проект в 2016 году и выпустили наш основной ассортимент вермутов в марте 2019 года во Франции и Италии.

 

Почему вы выбрали категорию вермута для производства крафтового алкоголя?

У нас всегда была любовь к крепленым винам, мы любим разнообразие и ассортимент вермута, его можно использовать в самых разных направлениях. Некоторые из этих направлений еще предстоит изучить, и мы чувствовали, что у нас есть навыки, позволяющие идти по новым путям, но при этом уважать традиции. Популярность вермутов растет, люди начинают понимать это все больше, и благодаря нашим знаниям работы баров и пониманию рынка мы видим рост интереса к данному продукту.

 

Почему вы выбрали дистиллерию Argalà в качестве своего производителя?

Мы давно любим Argalà и их подход к работе. То, что мы создали – продукт коллаборации и мы просто не могли не сделать это вместе. Их навыки работы и знания множества ингредиентов региона Пьемонт хорошо сочетались с нашим видением.

 

Кто ваш Master Distiller и Master Blender?

Пьеро и Энрико возглавляют наше производство. 

Я (Рори Шеперд — примечание) и Бен Купер активно участвуем в каждой дегустации и принятии решения.

 

Какая винная основа для Baldoria Vermouth и почему были выбраны эти сорта винограда?

Chardonnay используется во всем нашем базовом ассортименте, а в Rosso есть добавление сорта Nebbilo. 

Мы используем сорт винограда Chardonnay, потому что он легкий, но характерный и отлично дополняет остальные ингредиенты, в тоже время он придает всему продукту комплексность и целостность. Nebbilo такой же, но менее танинный, чем, например, Barolo. Танины придают продукту хороший баланс вместе со сладостью.

 

Какие уникальные травяные ингредиенты делают Baldoria Vermouth уникальным в своем роде?

Полынь, конечно же, является основой. Мы балансируем на грани с цветочными нотами, чему способствует наш базовый спирит — Женепи. Наряду с этим вы также можете найти ноты розмарина, лаванды, шалфея и многих других.

 

Какие у вас планы в отношении развития дистрибьюторской сети? Есть ли у вас планы по дистрибуции в Украину?

В данный момент мы развиваем нашу сеть дистрибуции немного ближе к дому, и как только наши корни будут прочно заземлены, мы сможем выходить на другие рынки развития нашей сети. Мы также работаем над собственной логистикой дистрибуции, но пока это секрет и я буду держать подробности в тайне 😉

 

Есть ли у вас планы по запуску дополнительной категории спиртных напитков для производства помимо вермута?

Мы будем выпускать больше вермутов под брендом Baldoria. 

Наш материнский бренд называется ERNEST, и под его началом мы собираемся производить ряд различных продуктов в различных категориях. Baldoria — первая!

 

Хотели бы дать некоторые советы другим, кто хотел бы запустить свой собственный бренд и какими будут эти советы?

Слушайте своих потребителей, долго и усердно размышляйте о ваших намерениях  и о том чего хотят люди. Вы будете делать ошибки и всегда будете делать это, убедитесь, что превращаете эти ошибки в позитивные знания и навыки. 

Нелегко запустить бренд, но безмерно приятно видеть, как ваши бутылки используются и становятся любимыми.

Old Duff Genever — История успеха от Филипа Даффа

Old Duff Genever — История успеха от Филипа Даффа

Что вдохновило вас на создание бренда?

Я влюбился в женевер после того, как в 1995 году переехал в Голландию. Я много занимался исследованиями, переводами с голландского на английский и преподаванием на семинарах. Это привело меня к участию в команде, создавшей Bols 1820 genever, запущенный в производство в 2009 году. Я был одним из дегустаторов и членом маркетинговой команды, и даже написал текст для ресурса backlabel!

Узнав так много о создании бренда, я увидел возможность создать свой. Он играл бы на различиях между «настоящим» женевером и уже существующими серьезными брендами типа Bols: мой женевер будет на 100% произведён, ферментирован и дистиллирован в Нидерландах, а не в Бельгии; бренд будет абсолютно честно и прозрачно вести себя насчёт информации о том, где и кем он произведён; а один доллар с каждой проданной бутылки будет идти на благотворительность, поддерживающую бартендеров.

Насколько тесно бренд связан с барменами и потребителями, и в чём это выражается?

Очень близко: бартендер и бар — всеобъемлюще. Даже сейчас, во времена пандемии, бартендеры — проверенные гиды в мир новых и интересных крепких напитков и коктейлей, подобные сомелье в мире вина.

В чём различие между крафтовым и массовым брендами? Где проходит грань?

Об этом можно дискутировать бесконечно! Я полагаю, что «крафтовость» заключается — или должна заключаться — в том, сколько внимания уделяется тому, как производится продукт. Я могу назвать бренды, продающие по 10 миллионов бутылок в год, которые однозначно можно назвать крафтовыми; и также знаю бренды, продающие не более тысячи бутылок в год, но крафтовыми я бы их не назвал.

Ещё один важный фактор — это честность. Если вы используете слово «крафт» в качестве “волшебного продающего маркетингового инструмента”, то ваш продукт — это не крафт. Крафт абсолютно прозрачен и честен, даже если это выглядит странным. Как я не устаю говорить, будучи владельцем мега-аутентичного нидерландского бренда женевера, сделанного на нидерландской дистиллерии, уходящей корнями к 1777 году, — было бы очень удобно, будь я голландцем или не говори я людям, что я ирландец. Но это было бы нечестно.

Если бы ваш бренд был человеком, как бы он выглядел?

Я всегда считал, что Old Duff Genever — бренд не для всех и каждого: он — только для тех, кто способен понять и оценить его. Думаю, «персона» Old Duff — добрый, чуткий, хорошо одетый и образованный человек. Он ездит на поезде или на своём Ауди (не Мерседесе!), сверяет время по Swatch, или Tag Heuer (но не по Rolex), отдыхает в Варне или Португалии (но не на Ибице!) и вечером смакует один или два вкусных аутентичных коктейлей (вместо трёх-четырёх посредственных).

ИНСТРУМЕНТЫ ИНДУСТРИИ: БАРНАЯ ЛОЖКА

ИНСТРУМЕНТЫ ИНДУСТРИИ: БАРНАЯ ЛОЖКА

Знаете ли вы традиционные названия трех распространенных видов барной ложки? Bar spoon, Mazagran spoon, and Sucket spoon? Все они появились до зарождения современного бара, но это не удивительно, поскольку ложка — самая древняя из кухонных принадлежностей.

Ложка — древнее изобретение, используемое со времен палеолита. Вполне вероятно, что древний человек использовал раковины или куски дерева, а затем начал развивать свои умения, создавая вещи вручную и усовершенствуя свои инструменты. Фактически, древнегреческие и латинские слова «ложка» происходят от слова «улитка», спиралевидная раковина. Древние египетские ложки были обнаружены в гробницах фараонов. Некоторые из самых ранних примеров сделаны из окрашенного дерева. Более поздние находки были сделаны из различных материалов, включая камень и слоновую кость. Точно так же ложка появляется и в ранних азиатских исторических записях, охватывающих территории от Китая до Индии и даже Турции.

Ложки были распространены народами по всей Европе совсем недавно, только в Темные Века (Прим. период европейской истории с VI по X века). Самое раннее британское упоминание о ложках появилось в завещании, датированном 1279 годом. Примерно в это же время в Германии появился один из видов барных ложек. В настоящее время широко известный как sucket spoon, этот особый вид ложки имеет вилку на противоположном конце (поэтому ее также иногда называют коктейльной ложкой). Этот прибор стал популярным как эффективный многоцелевой обеденный инструмент, который часто был украшен скрученностями на рукояти, как современная барная ложка. В те дни люди нередко владели и носили с собой личный набор приборов для ежедневного использования. Многоцелевой инструмент был очень удобен, так же как и для кемпинга и бартендинга сегодня.

После того, как инструмент прибыл в Англию с саксами, sucket spoon получила свое название от британского десерта. Sucket сделан из консервированных фруктов и подается или влажным или сухим. Сухой sucket похож на мармелад, приготовленный до того момента, пока его возможно подавать кусочками. Влажный sucket — это просто фрукты, приготовленные в сиропе. Это было любимое блюдо королевы Елизаветы I, которое было элегантно употребляемо с помощью ложки, так чтобы кусочки фруктов можно было наколоть на вилку, с противоположной стороны ложки, из сиропа.

С середины и до конца 1800-х годов sucket spoon продавалась и использовалась в американских барах, которая помещалась в смешанные напитки, содержащие фрукты. Это позволяло посетителям размешивать их ложкой и есть фрукты вилкой.

Похожая барная ложка с мадлером на одном конце может быть отслежена до французской аптечной ложки – лекарственная ложка — которая была популяризирована в 18 веке. (Тем не менее, есть ложки с тяжелыми орнаментными украшениями, которые могли служить той же цели еще в Древней Греции. Но нет исторических записей об их назначении.)

Мадлер на французских аптекарских ложках использовался для раздавливания кристаллизованных и твердых порошкообразных лекарств, для легкого растворения в жидкостях. Чаша ложки также была тщательно сформирована для аккуратного удержания жидкости в ней. Форма чаши позволяла фармацевту также использовать плоский нож, проводя по верхнему краю чаши, измеряя в такой способ уровень полной ложки порошка.

Такая ложка появляется в каталогах, напечатанных лондонскими торговцами вин и спиртных напитков Farrow & Jackson. Изображенная как простая ложка с длинной скрученной рукоятью, и была помечена как «барная ложка» в их каталоге от 1898 года, они продавали ее как французскую mazagran spoon. Эти два вида снова появились в «Рецептах американских и других замороженных напитков» Чарли Пола от 1902 года, опубликованных той же компанией. К тому времени аптекарская ложка успела стать популярной во Франции для общественного использования, о чем свидетельствует книга Луи Фуке того же периода «Bariana: Recueil Pratique de Toutes Boissons Américaines et Anglaises».

Поговаривают, что кофейный напиток, называемый мазагран, был назван в честь победы французскими военными в 1840 году возле алжирского города Мазагран, на окраине Мостаганема. Хотя это было немного больше, чем просто столкновение вражеских сил, когда это появилось во французской прессе, число вражеских солдат возросло в двадцать раз, и превысило 20 000. Модель форта, защищенного французами, была построена на Елисейских Полях. Много сувениров было продано. Одна из Парижских улиц была названа в честь этого события. Капитан, который вел битву, получил заветную медаль Легиона Чести. Средства, собранные для вдов и сирот солдат при сражении, были возвращены, когда выяснилось, что не было жертв среди французов. И напиток с одноименным названием стал модным трендом по всей стране: эспрессо в высоком стакане, два или три кусочка французского сахара, раздавленные плоским концом ложки, с добавлением холодной воды (так как у солдат сражения не было молока или бренди). К Первой Мировой Войне американские войска охарактеризовали его как толченый напиток, крепленный небольшим количеством коньяка.

Сегодня mazagran spoon — самая распространенная из барных ложек, которую можно увидеть за барной стойкой, хотя правильное название было утрачено столетие назад. Ни один коктейль слоями и ни один кофе пуссе не может быть сделан с легкостью без ее скрученной рукояти и мадлера на конце. 

Sucket spoon также имеет тенденцию к возрождению в использовании, поскольку бармены находят новые способы применения ее формы. Тем не менее, ее первоначальное назначение, позволяющее вылавливать фрукты из своих напитков, в настоящее время, похоже, утрачено.

Простая барная ложка, обычно длинная и тонкая, часто со скрученной рукоятью для облегченного перемешивания, когда-то была самым распространенным инструментом. Тем не менее, вилка или мадлер на другом конце для обеспечения дополнительных функций, а также широкого использования, по всей видимости, исчезает.

Текст от Anistatia Miller & Jared Brown.

Тайное прошлое молекулярного смешивания – по версии Mixellany

Тайное прошлое молекулярного смешивания – по версии Mixellany

«Вы должны знать прошлое, чтобы понять настоящее». — Карл Саган, астроном.

Молекулярная миксология — это суровое испытание для коктейльных трендов. По природе это есть и всегда будет крайней границей смешивания. Новаторские концепции рождаются путем тестирования предельных возможностей использования ингредиентов, разработки новых способов сочетания и извлечения ароматов. Однако это вряд ли ново. Статья в одной из чикагских газет описывает изумление гостя от вида ледяных сфер в коктейлях в чикагском баре. Далее в статье описывалось, что в баре использовали идеальные 2-дюймовые шары для контроля обводнения. Это вряд ли может впечатлить, если не учитывать тот факт, что статья появилась более ста лет назад — в 1898 году.

Вот замечательный рецепт мятного джулепа (mint julep), приготовленного посредством молекулярной миксологии — сперва  виски вместе с мятой дистиллируется, чтобы создать чистый мятный виски. Далее отдельно куб заполняется водой и мятой, для создания мятного  гидрозоля. Дополнительно  отдельно настаивается  херес с шафраном в течение 10-12 дней. Получившийся настой процеживается и отделяется от шафрана, а потом уже процеженный херес смешивается в равной пропорции с сахаром до консистенции сиропа. Приготовьте джулеп из чистого мятного виски и мятного гидрозоля, также добавьте сироп из шафранового  хереса, привносящий в напиток классический цвет и прекрасный аромат.

Что действительно примечательного в данной рецептуре? Это одна из серий вариаций, найденных в книге из Дублина, опубликованной в 1753 году.

Желейные шоты. Большинство барменов сегодня считают их современной неприемлемостью. Большинство барменов никогда не видели оригинальных рецептов от  изобретателя, известного шеф-повара Алексиса Бенуа Сойера (Alexis Benoit Soyer), который создал их в 1840-х годах. Профессор Джерри Томас был настолько очарован работой Сойера, что включил по крайней мере полдюжины его рецептов в свою книгу 1862 года «Руководство для барменов, или как смешивать напитки». Джерри Томас также пытался устроиться на работу к великому шеф-повару в Лондоне, но, к сожалению, восхищение не было взаимным. В итоге, Томас закончил тем, что стал работать в американском боулинг-салоне в Cremorne Pleasure Gardens.

Несмотря на то, что желейные шоты легки в подаче, для барменов важно следить за количеством их употребления гостем, так как алкоголь в шотах более скрыт за другими вкусовыми качествами. Однако даже и ответственный сервис не новшество для нас. Лично профессор Джерри Томас заметил: «Уровень содержания алкоголя настолько искусно скрыт за его примесью с желатином, что многие люди, особенно представители, более слабого пола, испытывают соблазн чрезмерного употребления, что в дальнейшем делает их несколько непригодными для вальса или кадрили после ужина».  Имейте это в виду, даже если ваши гости не будут танцевать кадриль после их употребления.

А как быстро вы можете довести напиток до кипения? Чтобы довести до кипения чашку воды, микроволновой печи потребуется около одной минуты. А чайник держит температуру и продолжает процесс  кипения, но истощает растворенный кислород, выравнивая вкус. В далеком прошлом,  бармены могли довести напиток до кипения за пять секунд, используя логгерхед. В такой способ быстрое повышение температуры добавляло напитку определенные ароматы. Эти ароматы — присущие для горячих напитков того времени и для напитков, которые все еще производятся сегодня — к сожалению, утрачены.

Логгерхед — это уникально  разработанный инструмент для возможности использования в каминах. Они по-прежнему появляются на eBay, помечены как просто кочерга. Имея более короткую ручку, в сравнении с кочергой,  и большую металлическую болванку, они так же полезны для разведения огня, как варежки для игры на пианино, и эта металлическая болванка накапливает и удерживает очень много тепла. Оставьте логгерхед в камине, пока он не станет раскаленным до красна. Но сразу не погружайте его в напиток. Жидкость расширяется так быстро, что выливается из сосуда, оставляя бармена мокрым, а стакан пустым. Вместо этого стоит сначала прикоснуться к поверхности, а уже затем осторожно опустите его в напиток, коснувшись дна на счет пять. Теперь напиток не только кипит, а и сахар в жидкости карамелизируется, с легким добавлением угольной пыли, придающий напиткам уникальный и исторически точный вкус. Работать с раскаленным логгерхедом очень опасно, поэтому необходимо соблюдать все меры осторожного поведения, точно такие же, как и с открытым огнем. 

Бочковая и бутылочная выдержка коктейлей стала всем модным явлением. Бармены обнаруживают, что обжиг, запекание или соответствующая обработка имеют огромное значение. Гарри Джонсон, автор «Новое и улучшенное руководство для барменов» (1882), был бы горд. Он был уверен, что каждый хороший бармен должен знать, как производить выдержку в бочках и использовать их характеристики по максимуму, чтобы обеспечить превосходные ароматические и вкусовые качества выдерживаемого спирита, даже если другие бары используют спирит той же марки. Он сетовал, что больше алкоголя продавалось исключительно в бутылках, а Джерри Томас наоборот отстаивал коктейли в бутылках. Нет сомнений в том, что смешанные напитки также созревают и в бутылках, как сегодня демонстрируют нам многие великие бармены. Лео Энгель, еще один гигант барменской истории далекого прошлого, разливал свои пунши по бутылкам, отмечая, то насколько хорошо они созревали во вкусе и аромате со временем.

В то время как молекулярные методы, такие как dry shake, кажутся новыми, в сравнении с шейка со льдом, коктейльный шейкер имеет более длинную историю, чем может себе представить большинство людей. За несколько столетий до того, как в патентах США часто указывалось, что шейкер был изобретен в США, на самом деле создание датируется даже ранее чем создание самих Штатов Америки. «Доппельфосбехер», означает колбу с двойными стаканами, и представлял собой набор из сосудов одинакового размера, которые легко соединяются друг с другом. Они были распространены в немецких тавернах еще в 15 веке. Техника смешивания, которую они использовали, «throwing», к сожалению, была утеряна в начале 20-го века и только сейчас имеет тенденцию к распространению. Эта техника дает напитку чистоту смешивания ингредиентов с лучшей аэрацией, чем в технике шейк. Приблизительно в  1895 года парочка старых нью-йоркских барменов была подслушана во время наблюдения за работой молодого коллеги, который наполнил шейкер, и сделал коктейль без применения техники throwing и далее strain в бокал подачи. Один обратился к другому и назвал этот момент смертью профессии.

Даже слово миксология имеет долгую историю. Хотя словарь Вебстера утверждает, что «mixology» впервые использовалась в 1948 году, мы проследили его использование еще в 1872 году.

На страницах старых книг и газет есть еще много замечательных новых молекулярных открытий. Они ожидают в прошлом следующего бармена, который захочет создать новое будущее. Их можно найти в газетных архивах, как бесплатных (например,  chroniclingamerica.loc.gov), так и по подписке (таких как newspapers.com, newspaperarchive.com, britishnewspaperarchive.co.uk). Возможно, они не являются основой каждого нового изобретения, но чаще всего открытия пользующиеся популярностью прочно укоренились в истории, и нет никаких сомнений в том, что все еще существует бесчисленное количество новых идей, ожидающих сегодняшних молекулярных миксологов.

[Эта статья ранее появилась на theworldclassclub.com в мае 2016 года]

Текст от Anistatia Miller и Jared Brown

Эдиториал: Парадокс современного бартендинга, или почему Корни так важны для нашей барной культуры

Эдиториал: Парадокс современного бартендинга, или почему Корни так важны для нашей барной культуры

Главный консультант образовательной программы Барометр 2019: Roots Павел Янченко размышляет о том, почему нашей барной культуре так важны корни и в чем суть парадокса современной профессии бармена.

Двести тринадцать лет назад редактор американской газеты «The Balance and Columbian Repository» Гарри Кросвелл впервые в истории человечества объяснил недоумевающему читателю, что такое cock-tail, и этот факт сейчас широко признается главным доказательством рождения коктейля. Рождения нового удовольствия доступного людям, нового чудесного ремесла и даже, как я люблю говорить, нового способа выразить всю уникальную творческую человеческую природу — рождения всего того, что составляет феномен Коктейля.

Несмотря на то, что Земля — это всего лишь крохотная корпускула, несущаяся в бесконечной Вселенной, следует подчеркнуть, что относительно традиционного места, где проводится наш Barometer International Bar Show — Киев, Украина — исторически, географически и даже культурно, место рождения коктейля находится практически в другом измерении.

С 1806 года коктейль развивался и эволюционировал. Главным двигателем этой эволюции с самого начала и более века были в основном американцы, но позже к ней также присоединились Великобритания, Западная Европа и даже Япония. Но, опять же, эта эволюция была очень слабо связана с украинской культурой. Мы не можем найти Киев в списке I.B.F Traps Гарри МакЭлона, в этом мире нет классических коктейлей с горилкой перцовой на меду или что-то в таком роде.

Откровенно говоря, культуру американского коктейля представили здесь, на, в то время еще советском, пространстве, только шестидесятники, своего рода советский прогрессивный класс тех времен, которые искали новые цивилизационные удовольствия. Но (не следует упускать этот нюанс!) это были времена наступающего «Коктейльного Декаданса» — по-видимому самого темного времени за всю историю коктейлей, так что, вероятно, американский коктейль был представлен не лучшим образом…

Позже мы пережили крах Советского Союза, темные 1990-е, когда наше общество принимало участие в построении  вероятно наихудшего типа капиталистической экономики, основанной главным образом на мошенничестве и лжи, и такие же были у нас коктейли — тошнотворно-сладкие хайболы и шутеры, смешанные из низкокачественного алкоголя, ярких барных ликеров и дешевых промышленных соков и газировок (которые, иногда даже помрачали рассудок гостя не столько алкоголем, а вот буквально ударом кега или биты, если вы не понимаете, о чем я пишу, пожалуйста, посмотрите пару видео на YouTube о популярном когда-то Tequila Boom).

В итоге, когда эти темные времена прошли и наступил Современный Коктейльный Бум, у нас, украинцев, в голове (причем как у барменов, так и у их гостей), утвердилась совершенно неудобоваримая смесь представлений о коктейлях и смешанных напитках…  Но времена изменились.

Я рад высказать мысль, что наша страна сейчас имеет все шансы стать новым коктейльным, барным направлением на карте Европы. Плодородная земля, увлекающиеся, гостеприимные и трудолюбивые люди, ну и не забудем про относительно невысокие цены, — это сочетание не может не работать. Но мы должны добавить еще один ингредиент — корни. Мы должны связать нашу новую быстрорастущую барную индустрию со всеми теми невероятными, интересными и достойными вещами, которые испытывала мировая коктейльная культура за последние два столетия.

Украинская барная культура однозначно много выиграла от современного коктейльного бума — бума Крафтового Коктейля. Благодаря «Коктейльному Ренессансу», коктейль снова считается подлинным удовольствием, чем-то достойным, что стоит потраченных денег, чем-то интересным, чтобы в него инвестировать наше время, деньги, здоровье. Профессия бармена рассматривается как перспективная работа с большим количеством карьерных возможностей, бар — это перспективный вид бизнеса для инвестиций, крупные и мелкие алкогольные компании (даже производители отечественных горилок) не представляют себе продажи без коктейлей и так далее.

С другой стороны, украинская экономика растет в течение 14 кварталов подряд, и, как это часто бывает, первой отраслью, которая выигрывает от этого роста, является HoReCa (включая такие популярные крафтовые бары). В настоящее время индустрия создает много рабочих мест, постоянно поглощая множество молодых людей. Это, конечно, понижает уровень входа, и на самом деле, если вы достаточно гостеприимны и способны к плавным движениям, вы легко можете войти в индустрию и стать барменом и даже «миксологом».

Однако, и это очень важная идея для осмысления нашими молодыми барменами, в отличие от низкого уровня входа, есть огромное количество вещей, которые нужно знать и изучать, чтобы стать успешным в этой индустрии (Именно это я и называю парадоксом современного бартендинга). Ожидается, что вы будете не только тем, кто может смешать коктейль и поставить его перед гостем, но вы должны быть и менеджером, психологом, рассказчиком, врачом, эко-активистом и так далее, и так далее. И, конечно, вы должны быть активным, креативным, самоорганизованным эрудитом.

И я вижу, что есть четкое понимание такой ситуации среди нового поколения украинских барменов, среди молодых людей, которые были абсорбированы этой индустрией в течение последних 4 или 5 лет. Мы все стали свидетелями ошеломительного спроса на различные образовательные мероприятия — курсы, семинары, мастер-классы и, конечно же, Barometer International Bar Show с его сильным акцентом на образовании.

И это, по сути, тот самый ключевой фактор нашего общего успеха. Мы природно, инстинктивно понимаем важность корней, важность образования в этой, казалось бы, «простой» отрасли. И это звучит прекрасно, согласитесь!

Мы понимаем, что это очень важно, может быть, даже, повторюсь, имеет решающее значение для развития отрасли, для движения в правильном направлении. Мы должны понимать, что американский коктейль — это продукт другой страны, и мы должны многому научиться не только из истории коктейлей, но и из всей американской культуры. А также мы должны понимать, что, несмотря на отсутствие у барменов колледжей и кандидатских минимумов, нам всем очень нужно систематическое и междисциплинарное обучение барменов. Мы должны понимать, что нет креативности без мощного бекграунда, без глубоких знаний и отработанных навыков, нет инноваций без глубокого понимания того, как и что работает, нет плодов без корней.

Итак, давайте поприветствуем тему этого года Roots и насладимся этим новым шагом нашего развития. Мы сделали все возможное, чтобы на Барометре этого года обеспечить максимальную ценность. Мы готовы связать украинское барное сообщество с корнями американской коктейльной культуры, мы готовы повысить вашу эрудицию с помощью большого количества информации о том, как функционирует окружающий мир, чтобы в итоге мы все могли эффективно и правильно развивать плюсы и смягчать минусы современной украинской барной культуры здесь и сейчас.

Девид Уондрич: «Миксолог знает все напитки. Бармен знает все грязные шутки»

Девид Уондрич: «Миксолог знает все напитки. Бармен знает все грязные шутки»

Если вы прочитали качественную статью или книгу по истории коктейлей, вероятно, их написал Уондрич. Автор книги «Imbibe!» («Пей!»), корреспондент журнала Esquire по напиткам и истории баров уже два десятилетия документирует индустрию алкогольных напитков Америки. Он стал самым популярным и наиболее надёжным голосом индустрии. Мистер Уондрич завоевал несколько наград Spirited Awards и был одним из основателей программы подготовки барменов Beverage Alcohol Resource, а the Drinks International назвали его одним из наиболее влиятельных людей в барном мире. 

Он щедро выделил время для Barometer, чтобы поговорить про коктейльную революцию 2005 года в США и тот опыт, который барная культура Украины может использовать, а также про три книги, которые любой начинающий бармен должен прочитать. 

– Как вам ощущать себя самым надёжным голосом литературы о современных барах? Изменился ли с годами ваш подход? 

Ничего себе! Если это правда, то я тронут. Хотя, с моей точки зрения, я всегда делал то, что делаю и сейчас, – пытаюсь найти как можно больше фактов на определенную тему, уделяя особое внимание первоисточникам (то, что было написано ранее), пытаюсь объединить их с контекстом и рассказать историю, основанную на этих фактах и моём понимании их. Этим я занимаюсь уже 20 лет и особо не менял свой подход. 

– Вы можете точно указать тот момент, когда вы поняли всю ответственность вашей работы? Можно сказать, что за эти годи вы не только обрели последователей, но и превратили коктейльную литературу в большое дело. 

Когда я только начал, я не думал, что меня кто-то вообще читал, и, кажется, я вообще выдумал несколько историчных напитков. Но уже к 2002 году я перестал выдумывать, когда понял, что меня не просто читают, но и воспринимают всерьёз. Я думаю, это тот переломный момент, когда я понял, что нужно ответственно подходить к делу. 

– The Drinks International недавно присвоил вам третье место в списке самых влиятельных людей барного мира. Как вы относитесь к таким спискам? Как вы думаете, что определяет влиятельность в современной индустрии алкогольных напитков? 

Я не считаю, что подобные списки в какой-то степени являются определяющими, но они – индикаторы людей, о которых другие что-то слышали, то есть те, кто путешествует, встречаются с людьми, предлагают им что-то полезное. Я много путешествую, читаю много лекций, много пишу, и это даёт мне некое преимущество в этом деле. Я не думаю, что в этой индустрии можно чем-то заменить встречи с людьми, открытость. Только литературой, видео или прессой не достичь успеха. 

 

  • Коктейльная революция 

 

– Вы освещаете американскую индустрию алкогольных напитков десятилетиями и, по сути, мир разделился на два: до и после 2005 года, до и после коктейльной революции. С вашей точки зрения, в культурном плане, в чём главная разница между этими периодами? Нам это особенно интересно, ибо сами проходим через определённые культурные сейсмические точки тут в Украине. 

Ещё в 2005 году мало кто относился серьёзно к бартендингу. Да, были бармены, которые построили на этом карьеру, но мало кто из них уделял внимание миксологии со всеми её деталями и вообще мало кто разбирался в алкоголе.  Разбиралась в нём небольшая кучка людей, и это были или старшие по возрасту государственные деятели, или молодые мятежники, которые плыли против течения. По большей степени, эти люди хотели возродить потерянные традиции, технику и ингредиенты вместо того, чтобы толкать это искусство к чему-то новому. Теперь молодые бармены-миксологи взрослеют в культуре достатка: почти всё, что было утраченным, вернулось, всё до этого редкое, всё на то время отсутствующее воспринимается как должное. Поэтому для многих это шанс направить энергию на нововведения и инновации, а тем временем бармены старшего поколения фокусируются на искусстве гостеприимства. 

– Вы построили впечатляющую карьеру и имеете много опыта. Как вы учитесь дифференцировать кратковременные тренды и те, которые по-настоящему меняют индустрию? 

Правила не существует. Когда ты становишься старше, опытнее в любой сфере, твоё восприятие времени меняется. Что-то движется очень быстро, в частности, тренды приходят и уходят, как времена года. Ты учишься не слишком обращать на них внимание, если только они правда не остаются надолго. Когда ты молодой, кажется, что эти тренды с тобой на долгое время, потому что всё идёт медленно для тебя. Вот как я это вижу. 

– С вашей точки зрения, что стало самым большим событием в недавней истории алкогольных напитков? 

Сложный вопрос. Возможно, открытие бара Pegu Club в Нью-Йорке в 2005 году, и это бескомпромиссно показало, что можно готовить крафтовые коктейли в большом количестве. 

 

  • Разница между миксологом и барменом 

 

– У вас есть анекдот про мечту приехать в любой город США и иметь возможность заказать хороший коктейль. Такая идея казалась смешной в конце 90-ых, но сегодня это реальность. Вы бы сказали, что страна наконец пришла к этому? Можно сейчас получить хороший коктейль в любой точке США? 

Да. В любом городе Америки сейчас есть бар, в котором можно заказать качественный Манхэттен. Такие бары есть даже в маленьких городах. И это по-настоящему прогресс. 

– Коктейльная культура в Украине получила импульс, но это, по большое степени, касается больших городов, именно они ведут алкогольную революцию. По вашему опыту, что было тем инструментарием, который поддал всю страну коктейльному буму? Может ли Украина воспользоваться опытом Америки и построить здесь что-то подобное? 

Революция сработала в Соединённых Штатах потому, что молодые бармены ехали в большие города, где работали и учились, а потом ехали домой и открывали там бары. Таким образом они поняли, что на самом деле все любят качественные коктейли, но ты должен их заставить такие попробовать. А для этого требуются шарм и терпение. Насколько я вижу, для украинцев шарм и терпение не проблема. 

– Вы также прекрасно написали о разнице между барменом и миксологом. С вашей точки зрения, как различить эти понятия? 

Миксолог знает все напитки и все ингредиенты. Бармен знает все грязные шутки и как налить бокал пива. А знать и то, и другое – возможно. 

 

  • Путь вперёд (и снова назад)

 

– Что будет следующим «взрывом» в индустрии алкогольных напитков? Внедрение новых технологий? Культура байцзю или что-либо успешное на рынке Запада? 

Этого я сказать не могу. На протяжении лет я выучил то, что не могу предсказывать будущее. Я уже даже не пытаюсь. Думаю, посмотрим, что нам придётся по душе, а что нет. 

– Тренд слабоалкогольных и безалкогольных напитков останется? У него есть исторические корни? Кажется, что большие алкогольные бренды всё чаще запускают слабоалкогольные и безалкогольные версии своих классических напитков. Как вы думаете, как это будет развиваться? 

У этого есть историческая основа – посмотрите, например, на историю машин для содовой. Надолго ли это? Не знаю. Но в трудные времена, как сейчас, люди склонны пить алкоголь. Поэтому  я думаю, что эти тренды не будут доминировать. По крайней мере, я надеюсь. 

– Вы можете порекомендовать несколько книг или даже дорожную карту по истории коктейлей, которые имели бы важное влияние на юного бармена? (Хотя мы уверены, что наши читатели уже их прочитали). 

Вот три мои любимые, которые вы не найдёте в привычных списках: «Kentucky Bourbon» Генри Крауги – прекрасно детализированная история подъёма бурбона; «Le buveur du XIXe siècle» Дидье Нуррисона – чудесный материал про социальную историю; «Fix the Pumps» Дарси О’Нила – хорошая история и исследование машины для содовой. 

Виски — неотьемлемая часть моей жизни

Виски — неотьемлемая часть моей жизни

Интервьюер: Вы ‒ посол Global Scotch Whisky для Singleton, и сейчас виски ‒ очень важная часть вашей жизни. Вы помните, как попробовали виски в первый раз? Каким он был?

Эрвин Трыковски: Да, это то, что в Шотландии всегда рядом с вами. Он будет на любых торжествах: юбилеях, днях рождения. И ты навсегда запомнишь, когда впервые почувствовал его запах… Для меня он был богатый, торфяной и дымный. Я всегда помню момент, когда впервые попробовал определенный виски.

Первый раз, когда я действительно запомнил, как я его просмаковал, насладился им, это начало работы на баре. Тот виски был сладким, медово-цитрусовым, не слишком сложным ‒ и в тот момент он мне действительно понравился.

Виски всегда вокруг вас. Скотч обладает удивительной силой, чтобы вернуть вас куда-то, как только вы почувствуете его аромат и вкус. Если вы из Шотландии,

это действительно значимо. Это возвращает вас в определенное время.

 

И.: Вы стали амбассадором мирового бренда в сравнительно молодом возрасте. Как так получилось? Было ли это вашей целью или ‒ просто удачное стечение обстоятельств?

Э. T.: Я стоял за барной стойкой с 17 лет и успел поработать в компаниях поменьше. Я всегда хотел путешествовать по миру, чтобы говорить о шотландском виски. Это хорошая работа, когда вы относительно молоды. Это предполагает довольно много путешествий. Я действительно хотел путешествовать, и это было определенно моей целью. Делать это для крупнейшей в мире шотландской компании не было планом, это было довольно удачное совпадение. Для меня большая честь путешествовать по всему миру и делиться национальным напитком с людьми из разных стран.

 

И.: Может быть, это глупый вопрос, но все же: чем занимается бренд-амбассадор? Какие у вас обычно ежедневные обязанности?

Э. T.: Это действительно сложный вопрос. Это как бронирование выходных. Ты ведешь переговоры с рынками, планируешь какие-то мероприятия, делаешь так, чтобы, пока ты находишься на определенном рынке, ты сделал столько, сколько можешь, поработал с максимально возможным количеством людей. Это также проверка, что это именно то, чем ты хочешь заниматься.

Амбассадор также общается с барменами, организует обеды и ужины, разные мероприятия. Мы выполняем большую внутреннюю работу, например, обсуждаем с людьми из Diageo то, как они продают скотч, а также что-то, о чем вы на самом деле не говорите очень часто, что-то гламурное. Например, то, как вы приходите на Barometer и выступаете на главной сцене.

На этой работе нет «обычного» дня, он может быть совсем нестандартным. Выступать в непривычной обстановке ‒ это особенно странный опыт, это здорово. Виски из страны с населением 5,5 миллионов человек в настоящее время доступен в более чем 180 странах. Это удивительно. Мы ‒ очень маленькая страна с таким огромным мировым экспортом, и удивительно, как в каждой стране с нашим продуктом работают совершенно по-разному. Ты действительно получаешь забавный опыт.

 

И.: У вас довольно впечатляющий опыт работы барменом и миксологом. Можете ли вы выделить свой топ-3 лучших коктейлей?

Э. T.: Всего три? Мне есть что рассказать! (Смеется.)

 

И.: Хорошо, топ-2?

Э. T.: Оба лучших, по моему мнению, коктейля находятся там по одной причине: это Highball и Old Fashioned. У них обоих есть эта невероятная способность преодолеть разрыв между опытным поклонником виски и любителем. Но они представляют виски очень похожим образом.

Highball делает виски доступным и понятным для людей, потому что он не поражает тебя алкогольностью ‒ ты открываешь за ним больше вкусов.

Это круто, потому что чистый виски тоже любят. Его все еще рассматривают как выражение коктейля, который демонстрирует один солод в чистом виде. Поэтому вы можете подать Highball любому: он понравится как тем, кто не пьет виски, там и заядлым фанатам.

Old Fashioned делает то же самое. Он раскрывает вековую историю виски, делает его доступным. А тем, кто пьет дома, так просто его приготовить. Всего три ингредиента. Любой может приготовить этот коктейль.

Самый большой комплимент, который вы можете получить как бармен, это когда один из ваших гостей возвращается и говорит: «Я сделал коктейль, который вы готовили для меня, дома ‒ для друзей». Это самая большая похвала. За барной стойкой это так понятно объяснили, почему бы человеку не сделать то же самое дома? И это ‒ самое приятное для меня.

Вы можете взять свой шотландский виски, немного биттера, чего-то сладкого ‒ и приготовить неограниченное количество различных воплощений коктейля. Как бармены мы хотим, чтобы больше людей пили коктейли.

Итак, Highball, Old Fashioned и Pina Colada. Коктейли должны быть веселыми. Pina Colada ‒ это весело. (Смеется.) Я делаю Pina Colada с талискером и называю это Buckthorn Coladas. Коктейли должны быть забавными.

 

 

И.: Вы помните свой первый фирменный коктейль?

Э. T.: Да, я помню первый коктейль, который я делал на конкурсе коктейлей. Это был World Class. Я не думаю, что он тогда уже назывался именно так. Я дошел к Northern Final на севере Англии, и Jim’s Beverages приехали на соревнования, чтобы судить их. Теперь они слишком заняты, чтобы работать на коктейльных конкурсах.

Это был талискер, имбирный пряник и фундук, сверху посыпанный черным перцем. Коктейль не был особо вычурным. Мы подавали его с копченой рыбой Arbroath Smokie – она очень популярна в центральной Шотландии. Да, это был первый коктейль, который я приготовил на соревнованиях. Я помню, что это было очень мило.

 

И.: Вы выиграли с этим коктейлем?

Э. T.: Нет. Я думаю, что я был третьим на Northern Final. Но это первый напиток, который я готовил на коктейльном соревновании, который я помню.

 

И.: Какой самый смешной или самый странный ингредиент вы использовали в своем коктейле?

Э. T.: Когда ты судишь World Class, то видишь довольно странные вещи – например, копченый лосось в шейкере. В этом стремлении барменов, использующих крутые вкусы и устойчивые ингредиенты, ты можешь найти довольно безумные вещи.

Были напитки с раковинами устриц – удивительные, но очень странные.

В Лондоне есть бар Crucible, который принадлежит моему лучшему другу Стюарту, и однажды мы провели день, готовя действительно сумасшедший напиток.

Мы взяли Singleton 18, свежий ананас, перегнали его повторно, по сути убрав все самые характерные черты виски. Все ванильное, все богатые темные ароматы смешались с ананасом – и в итоге у нас получился бодрящий ананас с добавлением 18-летнего виски. Мы взяли мякоть и сделали мороженое, поэтому у нас было мороженое 18-летней выдержки.

Мы перегнали часть в Mary Pickford – это было что-то между Mary Pickford и Scotch Martini, и мы украсили 18-летнее мороженое. Это была бомба! Это действительно вкусный напиток. Вы можете сделать его для рынка, но это не так просто. В следующий раз, когда я приеду в Киев, я приготовлю его. Это очень вкусно! Безумно, но вкусно.

 

И.:  Давайте поговорим о Barometer. Конечно, вы там были. Что вы думаете о нем? И как часто посещаете такие мероприятия? Как вы думаете, для чего они нужны: для вдохновения, для работы, для того, чтобы позаимствовать чьи-то фишки?

Э. T.: Первое, что меня поразило, это его масштаб. Он огромный! Я выступил с докладом в зале, где было примерно 400 человек: 200 человек сидели, еще люди стояли сзади. И я просто подумал: «Это безумие, это круто – выступать перед таким количеством людей». Это великолепно. Хорошо, что мы можем узнать, что еще есть на рынке, потому что обычно видим только свои материалы и продукцию.

Моя любимая часть фестиваля – это настоящие бары, где ты можешь увидеть, как лучшие заведения мира работают со своими продуктами. Я думаю, что это очень круто, и это то, чему нам стоит поучиться.

 

И.: Вы часто посещаете такие мероприятия?

Э. T.: Да, в Европе, иногда в Азии, некоторые из них посвящены именно виски: для барменов, от барменов. Примерно пять или шесть мероприятий в год.

 

И.: А как насчет баланса между работой и личной жизнью? Как вы его сохраняете? Если с вашей работой это вообще возможно.

Э. T.:  Да, мне очень повезло, что у меня есть поддержка моей невесты. Мы только что купили новый дом, благодаря чему время, проведенное в домашней обстановке, становится еще более особенным. У меня было два года, когда я путешествовал 50-60% времени, и это было тяжело. Потом у меня был шестимесячный перерыв, когда у нас был первый ребенок, и это стало отличной возможностью, чтобы перезарядиться.

Затем я решил вернуться, но не думаю, что я снова буду так много путешествовать, так как этот баланс работы и жизни сместился в сторону жизни ‒ и это здорово.

Нет никаких причин, почему вы не можете совместить работу и жизнь. Вы можете путешествовать 365 дней в году, если хотите, но я не хочу. Я начал расставлять приоритеты относительно определенных рынков, выбирать отдельные события, например ‒ Barometer.

Если вы путешествуете 365 дней в году, в конце концов у вас ничего не остается. И компании уже тоже понимают, что вы ‒ не машина.

Я помню, пять лет назад люди оставались на этой работе два года, а потом уходили, меняли сферу деятельности. Мы видим, что все больше людей занимаются этим дольше, и это радует.

 

И.: Откуда вы черпаете вдохновение? Кто или что вдохновляет вас?

Э. T.: Что касается напитков, вдохновения для виски, то у меня есть готовый продукт, в котором ‒ множество вкусов и историй о людях, местах и ​​прекрасных странах. Когда я готовлю напиток, то хочу перенести человека в определенное место. Речь идет о создании опыта.

А еще есть так много хороших ораторов, людей, с которыми мне нравится работать и которые сформировали мой стиль выступления.

 

И.: Я имею в виду, что, например, вам определенно нужен источник вдохновения, чтобы создать что-то новое, сумасшедшее и интересное.

Э. T.: Да, когда ты путешествуешь по лучшим барам мира, очень легко вдохновиться тем, что делают другие парни, сделать чуть менее продвинутую крошечную версию, а люди потом могут этим насладиться.

И это возвращает нас к идее: мы хотим, чтобы люди делали нечто подобное. Все эти замечательные бары и эти удивительные люди могут испытать на себе влияние разных культур.

 

И.: Поскольку вы много путешествуете, какие фишки привозите с собой, что именно вы использовали в своей работе?

Э. T.: Это то, что скажет бармен, то, что он сделает, а ты думаешь: «Это чертовски круто!» Это может быть то, как он использует какое-то оборудование, как он устроил свой бар. Так трудно привести пример, потому что есть так много всего! Особенно когда ты судишь World Class.

И так приятно, когда ты работаешь с этими продуктами, каждый бармен даст тебе ингредиенты для коктейлей, оборудование, поделится своим подходом в подаче коктейлей ‒ все это вдохновляет меня. Действительно, легко найти что-то классное, когда люди постоянно наполняют тебя информацией.

 

И.: Если бы вы могли выбрать, то каким супергероем хотели бы стали или какую суперспособность хотели бы иметь?

Э. T.: Я не знаю, что-нибудь, связанное с перемещением во времени.

 

И.: В прошлое или будущее?

Э. T.: В будущее. Так много крутых способностей, я не хочу ошибиться. Еще я бы мог быть очень быстрым, чтобы перестать опаздывать на самолеты. Да, я хотел бы быть быстрым. И, может быть, очень быстрым за стойкой бара. Было бы отлично! В общем, я мог бы быть Суперменом, даже с костюмом. (Смеется.)

Как начать ивент-бизнес, имея 100 долларов в кармане. Опыт Алексея Акимова

Как начать ивент-бизнес, имея 100 долларов в кармане. Опыт Алексея Акимова

Алексей Акимов, учредитель ивент-агентства и технической компании IDEALSECRETS, возглавляет бизнес уже 7 лет и чувствует себя в мире ивентов, как рыба в воде. Алексей часто участвует в различных образовательных мероприятиях, как приглашенный тренер и он рассказал нам о том, как создать компанию, имея всего сто долларов в кармане, почему сложно найти сотрудника на зарплату в тридцать тысяч гривен и почему факапы – это хорошо.

«Не бойтесь ошибаться. Потому что каждый факап – это возможность сделать свою работу лучше. Хорошо, если этот урок окажется платным. Так вы его лучше усвоите».

 

Алексей, расскажите, пожалуйста, как появилась идея создать компанию?

Все очень просто. Семь лет назад я руководил технической компанией. Оставлю ее без названия, из уважения к ее собственникам. Еще в то время я предлагал руководству делать ивенты. У меня был очень сильный аргумент – наличие всей необходимой техники и хорошей команды, которая умеет с этой техникой работать. На что учредители мне отвечали, что «мухи отдельно, котлеты отдельно» и, если хочешь делать мероприятия, то открой свою компанию.

Я немного подумал и принял решение так и сделать. Начинал буквально со ста долларов бюджета, но постепенно цифра изменилась. Могу сказать, что на рынке мы единственное ивент-агентство со своим большим складом оборудования. Это наше УТП. Потому что мы ивент-агентство и техническая компания в одном лице. Этим мы очень выигрываем у своих конкурентов.

 

Скажите, а какой бизнес приносит вам больший доход? Это ивент или техническая компания, аренда оборудования?

На сегодняшний день больший доход нам приносит аренда оборудования.

 

Можете сказать в процентном соотношении?

Тридцать на семьдесят. Ивенты есть и их много, но аренда все-таки приносит больше денег. Но для меня это не критично. В моей компании я учредитель, руководитель и «играющий тренер», мой опыт работы в техническом обслуживании мероприятий и проведении ивентов больше двадцати лет. Я живу своим бизнесом. Недавно был лектором на мероприятии для молодых ивенторов и как раз говорил им о том, что профессией нужно жить, глаза должны гореть, работа должна приносить удовольствие, иначе просто ничего не получится. Для меня мир звука и ивентов – это моя среда, в которой мне очень комфортно, поэтому не важно ивены я делаю или помогаю организаторам выбрать правильное оборудование.

 

Как Вы оцениваете рынок оборудования в Украине? Насколько он конкурентный и как он изменился за последние 10 лет?

Рынок сегодня очень конкурентный. Однозначно сейчас оборудования на рынке больше, чем мероприятий. Сегодня предложение превышает спрос.

 

Как Вы оцениваете годовой оборот оборудования в деньгах?

Сложно сказать. Такой статистики нет, потому что ее никто не ведет. В Украине нет никакого технического сообщества, потому что конкуренция у нас жесткая, закрытая и не всегда честная. Предполагаю, что может фигурировать цифра в $50 000 000.

 

Какая доля рынка принадлежит вам? В процентном соотношении?

Дело в том, что рынок очень сильно распределен по секторам. Мы работаем в корпоративном секторе. И в этом секторе мы имеем минимум 10% рынка.

 

Какие еще есть сектора?

Есть частный сектор – это частные дни рождения. Есть свадебный рынок, он очень большой и денежный. Есть сектор детских мероприятий. Есть сектор спортивных мероприятий, в последнее время они очень популярны. Мы иногда делаем свадьбы, но это не совсем наша парафия. Хотя, были мысли вывести свадьбы в отдельное направление. Окончательного решения по этому вопросу мы пока не приняли.

 

Сколько человек работает в штате?

Около тридцати человек. Но это плавающая цифра, постоянных сотрудников около двадцати.

 

Вы упоминали про свое УТП, что фирма одновременно является ивент-агентством и технической компаний. Расскажите, может быть есть еще какие-то преимущества, кроме такой надежной базы и семи лет существования на рынке?

 То, что мы можем сделать под ключ любое мероприятие, самого сложного уровня. Мы можем закрыть все задачи, начиная с выбора ведущего, заканчивая идеально настроенным звуком нашего же собственного оборудования. Этим мы выигрываем по деньгам. У любого агентства техническая часть тянет на себя большую часть бюджета из-за того, что им нужно работать с подрядчиками. Нам не нужно ни с кем вести переговоров и втискиваться в зафиксированный клиентом бюджет. Мы более гибкие, мобильные, более свободно себя чувствуем именно благодаря хорошей технической базе и можем предлагать клиенту очень разные варианты сотрудничества, полагаясь при этом только на себя. Это же касается скидок, которые мы можем предлагать клиенту. Все решения принимаются внутри компании. За круглым столом.

 

Как насчет планов на ближайшие пять лет. Например, отвоевать еще немного рынка?

Планы у нас очень амбициозные. Пока не могу всего озвучить, но мы хотим быть одной из самых популярных компаний на рынке. Я специально не говорю лучших, потому что это очень размытое понятие. У нас есть два лозунга, первый: «Мы делаем жизнь ярче» и второй лозунг: «Наша миссия – успех вашего бизнеса». Мы хотим развиваться в рамках нашей миссии, которую олицетворяют эти два лозунга. Мы любим то, что делаем, любим, когда наш клиент доволен мероприятием, даже если для нас это не очень выгодно.

 

Скажите, а вы делаете какие-то обучающие семинары для клиентов? На Западе очень модно формировать рынок, обучая клиентов. Подсаживая их на определенный уровень качества от компании.

Идти в образовательную сферу мы не хотим. Потому что это бизнес – это определенная доля ответственности. Несколько наших партнерских агентств пошли по этому пути и запустили несколько хороших, качественных образовательных программ. Часто меня приглашают как спикера в эти программы. Двадцать лет в бизнесе – это двадцать лет ежедневного решения каких-то проблем, это ценный опыт, которым я с делюсь с молодыми ивенторами.

 

Расскажите про свой технический парк, как часто обновляете, какой процент дохода вкладываете в обновление?

 Дело в том, что те люди, которые приблизительно понимают, что такое «технический парк» сейчас улыбнутся. Потому что каждый месяц у нас приезжает что-то новое, новые приборы, пульты, новый звук, программное обеспечение – это процесс, который никогда не заканчивается. Если ты не обновляешь парк, то очень скоро будешь «пасти задних», хорошие заказы будут уходить в другое агентство. Рынок технического оборудования можно сравнить с рынком мобильных телефонов и других гаджетов. Мы сейчас говорим о том оборудовании, которое имеет в себе программное обеспечение. Его нужно обновлять каждый месяц. Только так можно оставаться конкурентоспособным.

На обновление парка мы тратим минимум двадцать процентов от дохода. Это довольно приличная сумма. Но это нужно делать, потому что амортизация в плане финансов очень большая. Оборудование становится меньше, умнее, производительнее. Если раньше нужен был пульт, который занимал пол комнаты, то сейчас треть операций можно проделать с помощью планшета. Поэтому то, что покупалось 10 лет назад за $100 000 – сейчас вряд ли продашь за $10 000. Без своевременного обновления парка – бизнеса не будет.

 

Вот, кстати, про бизнес. Сколько нужно денег, чтобы открыть подобную компанию? Насколько плотно забит рынок?

Несмотря на то, что на рынке очень высокая конкуренция – заниматься этим бизнесом стоит. Люди, у которых горят глаза, всегда могут отвоевать себе долю. По деньгам. Чтобы что-то начать – нужно не меньше, чем $100 000. Чтобы тебя заметили на рынке нужен миллион американских долларов, не гривен.

 

В вашей работе большую роль играют люди, которые работают с оборудованием на мероприятиях. Какая текучка? Сколько должен получать специалист, чтобы он продолжал работать с компанией?

Конкуренция за людей очень большая. Старые специалисты уходят, а новых появляется очень мало. Потому что молодые специалисты не хотят работать физически, они хотят зарабатывать интеллектуально. Кроме того, текучка очень большая. Ивент-бизнес очень напряженный, бывает по несколько мероприятий в день. Некоторые люди не выдерживают такого графика и уходят в смежные бизнесы. По зарплате могу сказать, что нам бывает сложно закрыть некоторые позиции с зарплатой в тридцать тысяч гривен. Я сейчас говорю о монтажниках, светоинженерах, звукоинженерах.

 

Какие эталонные мероприятия вы провели за последнее время, которые являются Вашей гордостью?

Кроме BAROMETER?) Есть мероприятия, которые я пережил от начала до конца. Первое – это 26 мая, финал Лиги чемпионов. Наша компания полностью отвечала за организационную и техническую часть двух фан-зон. Первая фан-зона – это зона клуба «Арсенал», она находилась в парке Шевченко и вторая фан-зона возле дворца «Украина» – это зона «Реала». Сама работа с УЕФА, с менеджментом этих двух великих команд и причастность к такому событию – это настоящий драйв. На площадках была большая комплексная работа с шестью тысячами болельщиков. Мы отвечали полностью за все и контролировали весь процесс пребывания болельщиков в Украине. Начиная с их прибытия в аэропорт, размещения в гостинице, питания и заканчивая посадкой на обратный рейс.

Второе мероприятие тоже спортивное – 7-8 октября, Одесса, пляж «Ланжерон», 785 человек в массовом заплыве Ocean’sMan. Мы были организаторами и подрядчиками. Это испанская франшиза, которую выкупила Власта Шовковская. В этом году мы получили подтверждение от испанцев, что в следующем году тоже проводим это мероприятие.

 

Расскажете про факапы? Было что-то очень интересное, смешное?

У нас много факапов. Мое лично мое мнение, что лучшего учителя, чем практика, не существует. Когда я выступаю – я всегда говорю, что не бойтесь ошибаться, потому что:

  • Не бывает мероприятий без нюансов. Любое мероприятие всегда имеет нюансы. Всегда есть что-то, что ты запланировал и что не получилось. Но учитывайте тот факт, что то, что агентство и клиент готовит показать своим гостям – не известно гостям. Они не знают задумки и деталей. Бывает так, что то, что мы считаем факапом – может сыграть на руку. Потому что гостям может этот факап понравиться. Они вполне могут сказать: «Вау, как круто получилось». А могут и не сказать и вам нужно будет извлечь серьезный урок из ситуации;
  • Ваши переживания очень чувствуются энергетически. Вы переживаете, что не получилось, а гости чувствуют отдачу, искренность и отвечают тем же. Часто факап превращается в такую энергетическую штуку, которая спасает положение и делает мероприятие «душевным».

 

Вернемся немного назад. Поговорим про оборудование. Вы планируете привезти что-то интересное в Украину, из оборудования?

Да. Это будет новое световое оборудование. Благодаря инновационным световым разработкам декорации уходит на второй план, но шоу от этого не теряет в качестве. И мы сейчас в стадии рассмотрения большого звукового комплекта.

 

Вот у вас есть свет и звук. Почему вы не пошли в сторону светодиодного оборудования?

Нам комфортно развиваться в той области, в которой мы специалисты. Рынок светодиодного оборудования достаточно большой и там есть свои игроки, например, наша партнерская компания «RentаlMedia» и еще ряд хороших, интересных проектов, которые мне не стыдно порекомендовать клиенту.

 

Кстати, про мастодонтов. Давайте поговорим про BAROMETЕR, в техническом плане. Что бы вы хотели изменить в BAROMETЕR в следующем году?

Начну с комплиментов. Первое, что понравилось – в работе с клиентом у нас было полное взаимопонимание. У нас была полная свобода действий, при которой мы смогли реализовать весь свой потенциал. Второе – европейский подход. Чувствовалась, что уровень мероприятия уже выше, чем привыкли делать в Украине. Из того, что хотелось бы в следующем году – это сделать более яркое открытие, чтобы энергетически зарядить людей на последующие три дня. Хочется сделать красивое, правильное интро. Это можно сделать за счет подсветки стейдж-бар (светодиодные планки). Плюс красивая музыка, которая задаст тон трёхдневного полета.

 

Кто работал на BAROMETЕR со звуком и светом?

Хочу выделить нескольких людей от нашей компании. Свет — Николай Кузьменко, очень талантливый светоинженер, звук – это Богдан Романовский и Станислав Любич, руководитель нашего агентства. Станислав даже пожертвовал временем и на второй день провел пару дегустаций на нескольких барах. Мероприятие получилось благодаря тому, что эти ребята провели там минимум семьдесят два часа, выкладываясь на полную. Как, впрочем, делают все наши сотрудники. Сплоченная команда — это тоже часть нашего УТП.

 

Алексей, спасибо за интересную беседу и за честность. Спасибо, что выделили время, пришли и столько всего полезного рассказали. До встречи на BAROMETЕR.

http://www.idealsecrets.com/

1 2 3