About Dina Kurachenko

Эдиториал: Парадокс современного бартендинга, или почему Корни так важны для нашей барной культуры

Эдиториал: Парадокс современного бартендинга, или почему Корни так важны для нашей барной культуры

Главный консультант образовательной программы Барометр 2019: Roots Павел Янченко размышляет о том, почему нашей барной культуре так важны корни и в чем суть парадокса современной профессии бармена.

Двести тринадцать лет назад редактор американской газеты «The Balance and Columbian Repository» Гарри Кросвелл впервые в истории человечества объяснил недоумевающему читателю, что такое cock-tail, и этот факт сейчас широко признается главным доказательством рождения коктейля. Рождения нового удовольствия доступного людям, нового чудесного ремесла и даже, как я люблю говорить, нового способа выразить всю уникальную творческую человеческую природу — рождения всего того, что составляет феномен Коктейля.

Несмотря на то, что Земля — это всего лишь крохотная корпускула, несущаяся в бесконечной Вселенной, следует подчеркнуть, что относительно традиционного места, где проводится наш Barometer International Bar Show — Киев, Украина — исторически, географически и даже культурно, место рождения коктейля находится практически в другом измерении.

С 1806 года коктейль развивался и эволюционировал. Главным двигателем этой эволюции с самого начала и более века были в основном американцы, но позже к ней также присоединились Великобритания, Западная Европа и даже Япония. Но, опять же, эта эволюция была очень слабо связана с украинской культурой. Мы не можем найти Киев в списке I.B.F Traps Гарри МакЭлона, в этом мире нет классических коктейлей с горилкой перцовой на меду или что-то в таком роде.

Откровенно говоря, культуру американского коктейля представили здесь, на, в то время еще советском, пространстве, только шестидесятники, своего рода советский прогрессивный класс тех времен, которые искали новые цивилизационные удовольствия. Но (не следует упускать этот нюанс!) это были времена наступающего «Коктейльного Декаданса» — по-видимому самого темного времени за всю историю коктейлей, так что, вероятно, американский коктейль был представлен не лучшим образом…

Позже мы пережили крах Советского Союза, темные 1990-е, когда наше общество принимало участие в построении  вероятно наихудшего типа капиталистической экономики, основанной главным образом на мошенничестве и лжи, и такие же были у нас коктейли — тошнотворно-сладкие хайболы и шутеры, смешанные из низкокачественного алкоголя, ярких барных ликеров и дешевых промышленных соков и газировок (которые, иногда даже помрачали рассудок гостя не столько алкоголем, а вот буквально ударом кега или биты, если вы не понимаете, о чем я пишу, пожалуйста, посмотрите пару видео на YouTube о популярном когда-то Tequila Boom).

В итоге, когда эти темные времена прошли и наступил Современный Коктейльный Бум, у нас, украинцев, в голове (причем как у барменов, так и у их гостей), утвердилась совершенно неудобоваримая смесь представлений о коктейлях и смешанных напитках…  Но времена изменились.

Я рад высказать мысль, что наша страна сейчас имеет все шансы стать новым коктейльным, барным направлением на карте Европы. Плодородная земля, увлекающиеся, гостеприимные и трудолюбивые люди, ну и не забудем про относительно невысокие цены, — это сочетание не может не работать. Но мы должны добавить еще один ингредиент — корни. Мы должны связать нашу новую быстрорастущую барную индустрию со всеми теми невероятными, интересными и достойными вещами, которые испытывала мировая коктейльная культура за последние два столетия.

Украинская барная культура однозначно много выиграла от современного коктейльного бума — бума Крафтового Коктейля. Благодаря «Коктейльному Ренессансу», коктейль снова считается подлинным удовольствием, чем-то достойным, что стоит потраченных денег, чем-то интересным, чтобы в него инвестировать наше время, деньги, здоровье. Профессия бармена рассматривается как перспективная работа с большим количеством карьерных возможностей, бар — это перспективный вид бизнеса для инвестиций, крупные и мелкие алкогольные компании (даже производители отечественных горилок) не представляют себе продажи без коктейлей и так далее.

С другой стороны, украинская экономика растет в течение 14 кварталов подряд, и, как это часто бывает, первой отраслью, которая выигрывает от этого роста, является HoReCa (включая такие популярные крафтовые бары). В настоящее время индустрия создает много рабочих мест, постоянно поглощая множество молодых людей. Это, конечно, понижает уровень входа, и на самом деле, если вы достаточно гостеприимны и способны к плавным движениям, вы легко можете войти в индустрию и стать барменом и даже «миксологом».

Однако, и это очень важная идея для осмысления нашими молодыми барменами, в отличие от низкого уровня входа, есть огромное количество вещей, которые нужно знать и изучать, чтобы стать успешным в этой индустрии (Именно это я и называю парадоксом современного бартендинга). Ожидается, что вы будете не только тем, кто может смешать коктейль и поставить его перед гостем, но вы должны быть и менеджером, психологом, рассказчиком, врачом, эко-активистом и так далее, и так далее. И, конечно, вы должны быть активным, креативным, самоорганизованным эрудитом.

И я вижу, что есть четкое понимание такой ситуации среди нового поколения украинских барменов, среди молодых людей, которые были абсорбированы этой индустрией в течение последних 4 или 5 лет. Мы все стали свидетелями ошеломительного спроса на различные образовательные мероприятия — курсы, семинары, мастер-классы и, конечно же, Barometer International Bar Show с его сильным акцентом на образовании.

И это, по сути, тот самый ключевой фактор нашего общего успеха. Мы природно, инстинктивно понимаем важность корней, важность образования в этой, казалось бы, «простой» отрасли. И это звучит прекрасно, согласитесь!

Мы понимаем, что это очень важно, может быть, даже, повторюсь, имеет решающее значение для развития отрасли, для движения в правильном направлении. Мы должны понимать, что американский коктейль — это продукт другой страны, и мы должны многому научиться не только из истории коктейлей, но и из всей американской культуры. А также мы должны понимать, что, несмотря на отсутствие у барменов колледжей и кандидатских минимумов, нам всем очень нужно систематическое и междисциплинарное обучение барменов. Мы должны понимать, что нет креативности без мощного бекграунда, без глубоких знаний и отработанных навыков, нет инноваций без глубокого понимания того, как и что работает, нет плодов без корней.

Итак, давайте поприветствуем тему этого года Roots и насладимся этим новым шагом нашего развития. Мы сделали все возможное, чтобы на Барометре этого года обеспечить максимальную ценность. Мы готовы связать украинское барное сообщество с корнями американской коктейльной культуры, мы готовы повысить вашу эрудицию с помощью большого количества информации о том, как функционирует окружающий мир, чтобы в итоге мы все могли эффективно и правильно развивать плюсы и смягчать минусы современной украинской барной культуры здесь и сейчас.

Девид Уондрич: «Миксолог знает все напитки. Бармен знает все грязные шутки»

Девид Уондрич: «Миксолог знает все напитки. Бармен знает все грязные шутки»

Если вы прочитали качественную статью или книгу по истории коктейлей, вероятно, их написал Уондрич. Автор книги «Imbibe!» («Пей!»), корреспондент журнала Esquire по напиткам и истории баров уже два десятилетия документирует индустрию алкогольных напитков Америки. Он стал самым популярным и наиболее надёжным голосом индустрии. Мистер Уондрич завоевал несколько наград Spirited Awards и был одним из основателей программы подготовки барменов Beverage Alcohol Resource, а the Drinks International назвали его одним из наиболее влиятельных людей в барном мире. 

Он щедро выделил время для Barometer, чтобы поговорить про коктейльную революцию 2005 года в США и тот опыт, который барная культура Украины может использовать, а также про три книги, которые любой начинающий бармен должен прочитать. 

– Как вам ощущать себя самым надёжным голосом литературы о современных барах? Изменился ли с годами ваш подход? 

Ничего себе! Если это правда, то я тронут. Хотя, с моей точки зрения, я всегда делал то, что делаю и сейчас, – пытаюсь найти как можно больше фактов на определенную тему, уделяя особое внимание первоисточникам (то, что было написано ранее), пытаюсь объединить их с контекстом и рассказать историю, основанную на этих фактах и моём понимании их. Этим я занимаюсь уже 20 лет и особо не менял свой подход. 

– Вы можете точно указать тот момент, когда вы поняли всю ответственность вашей работы? Можно сказать, что за эти годи вы не только обрели последователей, но и превратили коктейльную литературу в большое дело. 

Когда я только начал, я не думал, что меня кто-то вообще читал, и, кажется, я вообще выдумал несколько историчных напитков. Но уже к 2002 году я перестал выдумывать, когда понял, что меня не просто читают, но и воспринимают всерьёз. Я думаю, это тот переломный момент, когда я понял, что нужно ответственно подходить к делу. 

– The Drinks International недавно присвоил вам третье место в списке самых влиятельных людей барного мира. Как вы относитесь к таким спискам? Как вы думаете, что определяет влиятельность в современной индустрии алкогольных напитков? 

Я не считаю, что подобные списки в какой-то степени являются определяющими, но они – индикаторы людей, о которых другие что-то слышали, то есть те, кто путешествует, встречаются с людьми, предлагают им что-то полезное. Я много путешествую, читаю много лекций, много пишу, и это даёт мне некое преимущество в этом деле. Я не думаю, что в этой индустрии можно чем-то заменить встречи с людьми, открытость. Только литературой, видео или прессой не достичь успеха. 

 

  • Коктейльная революция 

 

– Вы освещаете американскую индустрию алкогольных напитков десятилетиями и, по сути, мир разделился на два: до и после 2005 года, до и после коктейльной революции. С вашей точки зрения, в культурном плане, в чём главная разница между этими периодами? Нам это особенно интересно, ибо сами проходим через определённые культурные сейсмические точки тут в Украине. 

Ещё в 2005 году мало кто относился серьёзно к бартендингу. Да, были бармены, которые построили на этом карьеру, но мало кто из них уделял внимание миксологии со всеми её деталями и вообще мало кто разбирался в алкоголе.  Разбиралась в нём небольшая кучка людей, и это были или старшие по возрасту государственные деятели, или молодые мятежники, которые плыли против течения. По большей степени, эти люди хотели возродить потерянные традиции, технику и ингредиенты вместо того, чтобы толкать это искусство к чему-то новому. Теперь молодые бармены-миксологи взрослеют в культуре достатка: почти всё, что было утраченным, вернулось, всё до этого редкое, всё на то время отсутствующее воспринимается как должное. Поэтому для многих это шанс направить энергию на нововведения и инновации, а тем временем бармены старшего поколения фокусируются на искусстве гостеприимства. 

– Вы построили впечатляющую карьеру и имеете много опыта. Как вы учитесь дифференцировать кратковременные тренды и те, которые по-настоящему меняют индустрию? 

Правила не существует. Когда ты становишься старше, опытнее в любой сфере, твоё восприятие времени меняется. Что-то движется очень быстро, в частности, тренды приходят и уходят, как времена года. Ты учишься не слишком обращать на них внимание, если только они правда не остаются надолго. Когда ты молодой, кажется, что эти тренды с тобой на долгое время, потому что всё идёт медленно для тебя. Вот как я это вижу. 

– С вашей точки зрения, что стало самым большим событием в недавней истории алкогольных напитков? 

Сложный вопрос. Возможно, открытие бара Pegu Club в Нью-Йорке в 2005 году, и это бескомпромиссно показало, что можно готовить крафтовые коктейли в большом количестве. 

 

  • Разница между миксологом и барменом 

 

– У вас есть анекдот про мечту приехать в любой город США и иметь возможность заказать хороший коктейль. Такая идея казалась смешной в конце 90-ых, но сегодня это реальность. Вы бы сказали, что страна наконец пришла к этому? Можно сейчас получить хороший коктейль в любой точке США? 

Да. В любом городе Америки сейчас есть бар, в котором можно заказать качественный Манхэттен. Такие бары есть даже в маленьких городах. И это по-настоящему прогресс. 

– Коктейльная культура в Украине получила импульс, но это, по большое степени, касается больших городов, именно они ведут алкогольную революцию. По вашему опыту, что было тем инструментарием, который поддал всю страну коктейльному буму? Может ли Украина воспользоваться опытом Америки и построить здесь что-то подобное? 

Революция сработала в Соединённых Штатах потому, что молодые бармены ехали в большие города, где работали и учились, а потом ехали домой и открывали там бары. Таким образом они поняли, что на самом деле все любят качественные коктейли, но ты должен их заставить такие попробовать. А для этого требуются шарм и терпение. Насколько я вижу, для украинцев шарм и терпение не проблема. 

– Вы также прекрасно написали о разнице между барменом и миксологом. С вашей точки зрения, как различить эти понятия? 

Миксолог знает все напитки и все ингредиенты. Бармен знает все грязные шутки и как налить бокал пива. А знать и то, и другое – возможно. 

 

  • Путь вперёд (и снова назад)

 

– Что будет следующим «взрывом» в индустрии алкогольных напитков? Внедрение новых технологий? Культура байцзю или что-либо успешное на рынке Запада? 

Этого я сказать не могу. На протяжении лет я выучил то, что не могу предсказывать будущее. Я уже даже не пытаюсь. Думаю, посмотрим, что нам придётся по душе, а что нет. 

– Тренд слабоалкогольных и безалкогольных напитков останется? У него есть исторические корни? Кажется, что большие алкогольные бренды всё чаще запускают слабоалкогольные и безалкогольные версии своих классических напитков. Как вы думаете, как это будет развиваться? 

У этого есть историческая основа – посмотрите, например, на историю машин для содовой. Надолго ли это? Не знаю. Но в трудные времена, как сейчас, люди склонны пить алкоголь. Поэтому  я думаю, что эти тренды не будут доминировать. По крайней мере, я надеюсь. 

– Вы можете порекомендовать несколько книг или даже дорожную карту по истории коктейлей, которые имели бы важное влияние на юного бармена? (Хотя мы уверены, что наши читатели уже их прочитали). 

Вот три мои любимые, которые вы не найдёте в привычных списках: «Kentucky Bourbon» Генри Крауги – прекрасно детализированная история подъёма бурбона; «Le buveur du XIXe siècle» Дидье Нуррисона – чудесный материал про социальную историю; «Fix the Pumps» Дарси О’Нила – хорошая история и исследование машины для содовой. 

Виски — неотьемлемая часть моей жизни

Виски — неотьемлемая часть моей жизни

Интервьюер: Вы ‒ посол Global Scotch Whisky для Singleton, и сейчас виски ‒ очень важная часть вашей жизни. Вы помните, как попробовали виски в первый раз? Каким он был?

Эрвин Трыковски: Да, это то, что в Шотландии всегда рядом с вами. Он будет на любых торжествах: юбилеях, днях рождения. И ты навсегда запомнишь, когда впервые почувствовал его запах… Для меня он был богатый, торфяной и дымный. Я всегда помню момент, когда впервые попробовал определенный виски.

Первый раз, когда я действительно запомнил, как я его просмаковал, насладился им, это начало работы на баре. Тот виски был сладким, медово-цитрусовым, не слишком сложным ‒ и в тот момент он мне действительно понравился.

Виски всегда вокруг вас. Скотч обладает удивительной силой, чтобы вернуть вас куда-то, как только вы почувствуете его аромат и вкус. Если вы из Шотландии,

это действительно значимо. Это возвращает вас в определенное время.

 

И.: Вы стали амбассадором мирового бренда в сравнительно молодом возрасте. Как так получилось? Было ли это вашей целью или ‒ просто удачное стечение обстоятельств?

Э. T.: Я стоял за барной стойкой с 17 лет и успел поработать в компаниях поменьше. Я всегда хотел путешествовать по миру, чтобы говорить о шотландском виски. Это хорошая работа, когда вы относительно молоды. Это предполагает довольно много путешествий. Я действительно хотел путешествовать, и это было определенно моей целью. Делать это для крупнейшей в мире шотландской компании не было планом, это было довольно удачное совпадение. Для меня большая честь путешествовать по всему миру и делиться национальным напитком с людьми из разных стран.

 

И.: Может быть, это глупый вопрос, но все же: чем занимается бренд-амбассадор? Какие у вас обычно ежедневные обязанности?

Э. T.: Это действительно сложный вопрос. Это как бронирование выходных. Ты ведешь переговоры с рынками, планируешь какие-то мероприятия, делаешь так, чтобы, пока ты находишься на определенном рынке, ты сделал столько, сколько можешь, поработал с максимально возможным количеством людей. Это также проверка, что это именно то, чем ты хочешь заниматься.

Амбассадор также общается с барменами, организует обеды и ужины, разные мероприятия. Мы выполняем большую внутреннюю работу, например, обсуждаем с людьми из Diageo то, как они продают скотч, а также что-то, о чем вы на самом деле не говорите очень часто, что-то гламурное. Например, то, как вы приходите на Barometer и выступаете на главной сцене.

На этой работе нет «обычного» дня, он может быть совсем нестандартным. Выступать в непривычной обстановке ‒ это особенно странный опыт, это здорово. Виски из страны с населением 5,5 миллионов человек в настоящее время доступен в более чем 180 странах. Это удивительно. Мы ‒ очень маленькая страна с таким огромным мировым экспортом, и удивительно, как в каждой стране с нашим продуктом работают совершенно по-разному. Ты действительно получаешь забавный опыт.

 

И.: У вас довольно впечатляющий опыт работы барменом и миксологом. Можете ли вы выделить свой топ-3 лучших коктейлей?

Э. T.: Всего три? Мне есть что рассказать! (Смеется.)

 

И.: Хорошо, топ-2?

Э. T.: Оба лучших, по моему мнению, коктейля находятся там по одной причине: это Highball и Old Fashioned. У них обоих есть эта невероятная способность преодолеть разрыв между опытным поклонником виски и любителем. Но они представляют виски очень похожим образом.

Highball делает виски доступным и понятным для людей, потому что он не поражает тебя алкогольностью ‒ ты открываешь за ним больше вкусов.

Это круто, потому что чистый виски тоже любят. Его все еще рассматривают как выражение коктейля, который демонстрирует один солод в чистом виде. Поэтому вы можете подать Highball любому: он понравится как тем, кто не пьет виски, там и заядлым фанатам.

Old Fashioned делает то же самое. Он раскрывает вековую историю виски, делает его доступным. А тем, кто пьет дома, так просто его приготовить. Всего три ингредиента. Любой может приготовить этот коктейль.

Самый большой комплимент, который вы можете получить как бармен, это когда один из ваших гостей возвращается и говорит: «Я сделал коктейль, который вы готовили для меня, дома ‒ для друзей». Это самая большая похвала. За барной стойкой это так понятно объяснили, почему бы человеку не сделать то же самое дома? И это ‒ самое приятное для меня.

Вы можете взять свой шотландский виски, немного биттера, чего-то сладкого ‒ и приготовить неограниченное количество различных воплощений коктейля. Как бармены мы хотим, чтобы больше людей пили коктейли.

Итак, Highball, Old Fashioned и Pina Colada. Коктейли должны быть веселыми. Pina Colada ‒ это весело. (Смеется.) Я делаю Pina Colada с талискером и называю это Buckthorn Coladas. Коктейли должны быть забавными.

 

 

И.: Вы помните свой первый фирменный коктейль?

Э. T.: Да, я помню первый коктейль, который я делал на конкурсе коктейлей. Это был World Class. Я не думаю, что он тогда уже назывался именно так. Я дошел к Northern Final на севере Англии, и Jim’s Beverages приехали на соревнования, чтобы судить их. Теперь они слишком заняты, чтобы работать на коктейльных конкурсах.

Это был талискер, имбирный пряник и фундук, сверху посыпанный черным перцем. Коктейль не был особо вычурным. Мы подавали его с копченой рыбой Arbroath Smokie – она очень популярна в центральной Шотландии. Да, это был первый коктейль, который я приготовил на соревнованиях. Я помню, что это было очень мило.

 

И.: Вы выиграли с этим коктейлем?

Э. T.: Нет. Я думаю, что я был третьим на Northern Final. Но это первый напиток, который я готовил на коктейльном соревновании, который я помню.

 

И.: Какой самый смешной или самый странный ингредиент вы использовали в своем коктейле?

Э. T.: Когда ты судишь World Class, то видишь довольно странные вещи – например, копченый лосось в шейкере. В этом стремлении барменов, использующих крутые вкусы и устойчивые ингредиенты, ты можешь найти довольно безумные вещи.

Были напитки с раковинами устриц – удивительные, но очень странные.

В Лондоне есть бар Crucible, который принадлежит моему лучшему другу Стюарту, и однажды мы провели день, готовя действительно сумасшедший напиток.

Мы взяли Singleton 18, свежий ананас, перегнали его повторно, по сути убрав все самые характерные черты виски. Все ванильное, все богатые темные ароматы смешались с ананасом – и в итоге у нас получился бодрящий ананас с добавлением 18-летнего виски. Мы взяли мякоть и сделали мороженое, поэтому у нас было мороженое 18-летней выдержки.

Мы перегнали часть в Mary Pickford – это было что-то между Mary Pickford и Scotch Martini, и мы украсили 18-летнее мороженое. Это была бомба! Это действительно вкусный напиток. Вы можете сделать его для рынка, но это не так просто. В следующий раз, когда я приеду в Киев, я приготовлю его. Это очень вкусно! Безумно, но вкусно.

 

И.:  Давайте поговорим о Barometer. Конечно, вы там были. Что вы думаете о нем? И как часто посещаете такие мероприятия? Как вы думаете, для чего они нужны: для вдохновения, для работы, для того, чтобы позаимствовать чьи-то фишки?

Э. T.: Первое, что меня поразило, это его масштаб. Он огромный! Я выступил с докладом в зале, где было примерно 400 человек: 200 человек сидели, еще люди стояли сзади. И я просто подумал: «Это безумие, это круто – выступать перед таким количеством людей». Это великолепно. Хорошо, что мы можем узнать, что еще есть на рынке, потому что обычно видим только свои материалы и продукцию.

Моя любимая часть фестиваля – это настоящие бары, где ты можешь увидеть, как лучшие заведения мира работают со своими продуктами. Я думаю, что это очень круто, и это то, чему нам стоит поучиться.

 

И.: Вы часто посещаете такие мероприятия?

Э. T.: Да, в Европе, иногда в Азии, некоторые из них посвящены именно виски: для барменов, от барменов. Примерно пять или шесть мероприятий в год.

 

И.: А как насчет баланса между работой и личной жизнью? Как вы его сохраняете? Если с вашей работой это вообще возможно.

Э. T.:  Да, мне очень повезло, что у меня есть поддержка моей невесты. Мы только что купили новый дом, благодаря чему время, проведенное в домашней обстановке, становится еще более особенным. У меня было два года, когда я путешествовал 50-60% времени, и это было тяжело. Потом у меня был шестимесячный перерыв, когда у нас был первый ребенок, и это стало отличной возможностью, чтобы перезарядиться.

Затем я решил вернуться, но не думаю, что я снова буду так много путешествовать, так как этот баланс работы и жизни сместился в сторону жизни ‒ и это здорово.

Нет никаких причин, почему вы не можете совместить работу и жизнь. Вы можете путешествовать 365 дней в году, если хотите, но я не хочу. Я начал расставлять приоритеты относительно определенных рынков, выбирать отдельные события, например ‒ Barometer.

Если вы путешествуете 365 дней в году, в конце концов у вас ничего не остается. И компании уже тоже понимают, что вы ‒ не машина.

Я помню, пять лет назад люди оставались на этой работе два года, а потом уходили, меняли сферу деятельности. Мы видим, что все больше людей занимаются этим дольше, и это радует.

 

И.: Откуда вы черпаете вдохновение? Кто или что вдохновляет вас?

Э. T.: Что касается напитков, вдохновения для виски, то у меня есть готовый продукт, в котором ‒ множество вкусов и историй о людях, местах и ​​прекрасных странах. Когда я готовлю напиток, то хочу перенести человека в определенное место. Речь идет о создании опыта.

А еще есть так много хороших ораторов, людей, с которыми мне нравится работать и которые сформировали мой стиль выступления.

 

И.: Я имею в виду, что, например, вам определенно нужен источник вдохновения, чтобы создать что-то новое, сумасшедшее и интересное.

Э. T.: Да, когда ты путешествуешь по лучшим барам мира, очень легко вдохновиться тем, что делают другие парни, сделать чуть менее продвинутую крошечную версию, а люди потом могут этим насладиться.

И это возвращает нас к идее: мы хотим, чтобы люди делали нечто подобное. Все эти замечательные бары и эти удивительные люди могут испытать на себе влияние разных культур.

 

И.: Поскольку вы много путешествуете, какие фишки привозите с собой, что именно вы использовали в своей работе?

Э. T.: Это то, что скажет бармен, то, что он сделает, а ты думаешь: «Это чертовски круто!» Это может быть то, как он использует какое-то оборудование, как он устроил свой бар. Так трудно привести пример, потому что есть так много всего! Особенно когда ты судишь World Class.

И так приятно, когда ты работаешь с этими продуктами, каждый бармен даст тебе ингредиенты для коктейлей, оборудование, поделится своим подходом в подаче коктейлей ‒ все это вдохновляет меня. Действительно, легко найти что-то классное, когда люди постоянно наполняют тебя информацией.

 

И.: Если бы вы могли выбрать, то каким супергероем хотели бы стали или какую суперспособность хотели бы иметь?

Э. T.: Я не знаю, что-нибудь, связанное с перемещением во времени.

 

И.: В прошлое или будущее?

Э. T.: В будущее. Так много крутых способностей, я не хочу ошибиться. Еще я бы мог быть очень быстрым, чтобы перестать опаздывать на самолеты. Да, я хотел бы быть быстрым. И, может быть, очень быстрым за стойкой бара. Было бы отлично! В общем, я мог бы быть Суперменом, даже с костюмом. (Смеется.)